Дискография
Мы вконтакте Мы в facebook Мы в instagram Мы в twitter Мы на youtube Музыкальный лейбл Cardiowave
2008 Эйфория
Ольга Пулатова – фортепиано/вокал
Елена Войнаровская – гитара/вокал
Екатерина Котельникова – синтезатор
Александра Дидык – виолончель
Анастасия Кузьмина – скрипка
Алла Лужецкая – флейта
Виталий Дидык – бас-гитара
Алексей Ткачевский – ударные, перкуссия
Владислав Мицовский – перкуссия


Музыка и слова:
Ольга Пулатова - 2,4,6,8,10,12,14
Елена Войнаровская - 1,3,5,7,9,11,13,15
Киев, Sugar Studio,
Запись – Илья Галушко
Сведение – И.Галушко, при участии Д.Векова, С.Ломановского
Треки 6,9: Санкт-Петербург, Студия 601
Сведение – Б.Рубекин, А.Докшин, Д.Веков
Сведение треки 6,9 - при участии А.Бессонова
Мастеринг – С.Ломановский
Дизайн - Владислав Мицовский (WM)
Продюсирование и менеджмент:
В. Мицовский, Д. Веков
© 2008 Flёur
Интро
Инструментальная композиция
Волна
Люди смотрят из окна,
Называя имена.
Люди смотрят на часы,
Узнавая времена.
Люди смотрят на меня,
Люди думают – пьяна..?..
Или, может быть, больна..?...
А внутри меня – волна.

Поворот, за ним – тупик,
Я и рухну прямо тут,
И закончу в тот же миг
Своё бессмысленный маршрут.
Люди смотрят из окна,
Люди думают – пьяна..?..
Или, может быть, больна..?..
И не знают, что волна…

Это она меня сбила с ног,
Разнесла о камни, разорвала на части,
И, изранив ракушками, швырнула в песок,
Есть ли что-нибудь, что в моей власти?

Позвоните, передайте
Моей сладостной тоске –
Я валяюсь на асфальте
В безымянном тупике.
Поворот, за ним стена,
Здесь валяется одна,
Говорит, что не пьяна,
Что внутри неё волна.

И эта волна уже огромный поток,
Разнесла о камни, разорвала на части,
И, изранив ракушками, швырнула в песок,
Есть ли что-нибудь, что в моей власти?

Люди смотрят из окна…
Люди смотрят из окна…
Люди смотрят на меня,
Люди думают – пьяна..?..
Или, может быть, больна..?..
А внутри меня – волна.
Отречение
Деревья меняют листья
Змеи меняют кожу
Приходит циклон, и ветер
меняет свое направление
Как плавно перетекают
друг в друга зыбкие формы
Похоже, ты и не заметил,
как совершил отречение

И стоит лишь отвернуться, -
а небо уже другое…
И все, что казалось бесспорным, -
поставлено под сомнения
А нимбы бледнеют и гаснут
И трепет по капле уходит
Осталось совсем немного, -
и ты совершишь отречение

А есть ли на свете цветы, что не вянут
глаза, что на солнце глядят и не слепнут?
И есть ли на свете те дивные страны
где нимбы не гаснут, где краски не блекнут?

Как медленно и незаметно
смещаются стороны света
Моря, острова, континенты
меняют свои очертания…
И каждый импульс подвержен
невидимым превращениям
И каждому атому счастья
отмерен свой срок заранее

А есть ли на свете цветы, что не вянут
глаза, что на солнце глядят и не слепнут?
И есть ли на свете те дивные страны
Где нимбы не гаснут, где краски не блекнут?

Новое матное слово
Попробуй пиявку с ноги отодрать,
И ей не отдать своих жизненных сил,
Она тут же скажет: «Зачем ты так?
Я так хорошо к тебе относилась!»
Паразитов всегда раздражает,
Когда им не дают питаться,
Демоны души людей обожают,
И лезут иуды ко всем целоваться.

И тянутся чёрные щупальца горло мне сжать,
И мне говорят, чтобы я не могла помешать:
«Люблю тебя, ты лучше всех!», но в этих словах
Зависть, обида, досада, ненависть, страх.
Вот такая «любовь»,
Метко, грубо, сурово.
Как тебе это новое
Матное слово?

Я не могу делать то, что ты хочешь,
Обессилена, вышла из строя.
Видишь, какая я вредная сволочь,
Зажала последнюю каплю крови.
Бить меня моею же силой –
Месть голодных отверженных тварей.
Кровосос всегда самый милый,
А донор всегда самый крайний.

И тянутся чёрные щупальца горло мне сжать,
И мне говорят, чтобы я не могла помешать:
«Люблю тебя, ты лучше всех!», но в этих словах
Зависть, обида, досада, ненависть, страх.
Вот такая «любовь»,
Метко, грубо, сурово.
Как тебе это новое
Матное слово?

Убивают такой любовью,
Разрушают, используют, грабят,
Бойся тех, кто сорит этим словом,
Если ты не знаешь их правил.

И тянутся чёрные щупальца горло мне сжать,
И мне говорят, чтобы я не могла помешать:
«Люблю тебя, ты лучше всех!», но в этих словах
Зависть, обида, досада, ненависть, страх.
Вот такая «любовь»,
Метко, грубо, сурово.
Как тебе это новое
Матное слово?
Исполинские черные грифы
Я стою одна над обрывом
и смотрю в холодную бездну
Я уже вижу острые камни на дне
Надо мной сгущаются тени –
исполинские черные грифы
Те, что зорко следят
за движением черных планет…

Позови меня
Останови меня
Не дай стать мне
жертвой обезумевших птиц
Спаси меня
Унеси меня
и больше не давай смотреть мне вниз…

Слишком медленно тянется время, -
Я боюсь не дождаться рассвета
Да и что он изменит, если темно внутри
Безответны холодные камни
Ненасытны коварные грифы
Будут жадно клевать мое сердце
до самой зари…

Найди меня
Освободи меня
от грохота
крыльев обезумевших птиц
Укрой меня
Успокой меня
и больше не давай смотреть мне вниз…

Среди светлых небесных сводов
Cреди темных безжизненных улиц
Есть ли в мире хоть кто-то,
чтоб все это остановить
Осуждай меня, если хочешь:
я безмерно устала от боли,
и мне просто хотелось
услышать слова любви…

Прости меня
Защити меня
мои мысли –
стая обезумевших птиц
Пойми меня
Обними меня
и больше не давай смотреть мне вниз…

Теплые коты
Зима так холодна, так бесприютна и бела,
Скоро будет неизбежный дефицит тепла.
Начнём спасаться мы от этой теплонищеты,
Значит, скоро будут в моде тёплые коты.

Будем гладить всех мурчащих,
Тёплых, сонных, настоящих,
Запуская руки в меховые животы,
Переменчивы все вещи
В странном мире человечьем,
Постоянны тёплые мурчащие коты.

Все бегут домой с холодных улиц и пустых,
Значит, снова будут в моде тёплые коты.
Тёплые коты летят по небу облаками,
Мысли переполнены мурчащими котами.

Когти могут впиться в ногу,
Но нога-то ведь не сердце,
Кошки так не ранят, как людишки иногда,
Тёплый кот меня утешит,
Ляжет на больное место,
И усну я, обнимая тёплого кота.

Приходи играть, хозяйкин свитер обшерстить,
Книжку растерзать, об кресло когти поточить,
Приходи ко мне из мира странных зимних снов,
Плюнь на предрассудки, разбуди своих котов.

Будем гладить всех мурчащих,
Тёплых, сонных, настоящих,
Запуская руки в меховые животы,
Переменчивы все вещи
В странном мире человечьем,
Постоянны тёплые мурчащие коты.

Когти могут впиться в ногу,
Но нога-то ведь не сердце,
Кошки так не ранят, как людишки иногда,
Тёплый кот меня утешит,
Ляжет на больное место,
И усну я, обнимая тёплого кота.

Эйфория
Продрогшая Любовь
бродила по пустым,
холодным улицам
в своем сиротском платье...
Стояла у стены
с протянутой рукой,
просила то, чего никто
не смог бы дать ей:

Все горы и все океаны,
все звезды и радуги...
В горе и в радости
всегда быть вдвоем
И умереть в один день,
взявшись за руки,
не пожалев ни на миг
ни о чем...

Мерцали фонари,
летели вдаль машины
Стирались очертания
и размывались знаки
Любовь текла бесшумно
хрустальной синевою
из глаз бездомной,
больной собаки...

У нас с тобой будут
все океаны,
все звезды и радуги
В горе и в радости
мы будем вечно вдвоем
И мы умрем в один день,
взявшись за руки,
не пожалев ни на миг
ни о чем...

Бессмертная Любовь
висела на кресте
Сгорали в небесах
случайные кометы
Мы вглядывались долго
в рубиновые капли...
И ты сказал мне:
«Неужели ты веришь в это?»

Да...
Все горы и все океаны.
Все звезды и радуги
В горе и в радости
мы будем вечно вдвоем...
И мы умрем в один день,
взявшись за руки,
не пожалев ни на миг
ни о чем...

Безумные сплетенья
экстазов и агоний
Поющие органы
и свечи восковые...
И лепестки, и ленты,
и гвозди сквозь ладони, -
наверное, и вправду, -
все это ЭЙФОРИЯ...

Все горы и все океаны,
все звезды и радуги...
В горе и в радости -
всегда быть вдвоем
И умереть в один день,
взявшись за руки,
не пожалев ни на миг
ни о чем...

Никто не должен прийти
Никто не должен прийти,
Но окна распахнуты, двери открыты,
Секундная стрелка устала ползти,
Я почти уже не ядовита,
Стучат, лапки паучьи стучат,
Как набат.
Я больше не жду,
Я пережила свой яд.

Мои старые страхи нашли меня
По кучке куриных костей,
Свет включён, телевизор работает,
Страхи ждут новостей.
Я сплю, не закрывая глаз,
Газ,
Чайник
Закипает в который раз.

Спутаны все дороги,
Обманчивы все пути,
Ожидание яд одиноких,
Никто не должен прийти.
Стучат, лапки паучьи стучат,
Как набат.
Я больше не жду,
Я пережила свой яд.

Два облака
Попробуем забыть
о том, что мы больны…
О непоправимом,
о неизлечимом,
о том, что нам до конца
так и не высказать вслух…
Попробуем дышать
в один и тот же миг
И быть продолжением
и отражением
друг для друга
над бездной разлук…

Мы лежим на траве
у прозрачной воды
Высоко в синеве
проплывают киты,
задевая космический невод…
Позабудь хоть на миг
кто есть я, кто есть ты
Пусть два легких облака
станут одним
где-то на краешке неба…

Попробуем прожить
за полчаса сто жизней
В одном озарении -
осколки видений
всего, что было до нас
и что будет потом…
Затихнуть – сердце к сердцу
Прислушаться, вглядеться…
И до невозможного
станут похожи
печальные повести
разных времен…

Мы лежим на траве
у прозрачной воды
Высоко в синеве
проплывают киты,
задевая космический невод…
Позабудь хоть на миг
кто есть я, кто есть ты
Пусть два легких облака
станут одним
где-то на краешке неба…

Движением ресниц…
Травинкой по щеке…
Как странно бывает,
но даже нежность
порою нам причиняет
боль…
Ты сделал все, что мог
И нет твоей вины,
что ночь быстротечна
А мне даже вечности
мало, чтоб быть с тобой…
Ресница
Упиваясь обманчивым солнцем
Умираю от мнимой простуды
Как всегда, призывы бороться
«Не хочу», «не могу», «не буду».

Спотыкаясь от лёгкого ветра
Упиваюсь придуманной болью.
Лучше странно, чем незаметно,
Нет безумным нигде покоя.

На какой щеке, угадай, ресница?
Мне нужен миг, чтобы испариться,
Потеряться, забыться,
Не появляться и даже не сниться,

Превратиться в назойливых мошек,
Пушинки подушек,
Раствориться в собраниях кошек
И деловитых весенних старушек

Задыхаясь от крошечной сумки
Ёжусь от иллюзорного холода,
Лучше пусть опасность, чем скука,
Кто то где то зачем то кого то…

Всё представлю себе, что немыслимо,
Испугавшись внезапного завтра,
Лёд в угольях – бесспорная истина,
Ты помог мне понять эту правду.

На какой щеке, угадай, ресница?
Мне нужен миг, чтобы испариться,
Потеряться, забыться,
Не появляться и даже не сниться,

Превратиться в назойливых мошек,
Пушинки подушек,
Раствориться в собраниях кошек
И деловитых весенних старушек

... и Солнце встает над руинами
Ты говоришь, а ветер стонет в деревьях
И шар земной из-под ног уплывает
Наверное, пройдет какое-то время
прежде, чем я все осознаю…

Ты говоришь, а я стою как послушный
манекен с продырявленным сердцем…
Мгновение, - и целый город разрушен
Теперь – мне некуда деться…

За тучами - месяц угрюмый
скользит во мгле
навстречу непоправимому
И кутаясь в старый шарф, я смотрю,
как солнце встает над руинами…

Раскинув руки, лежу на битом стекле
едва надеясь, что ты поймешь и услышишь
Чем больше слез, тем горизонт – все светлей
А небо – все ближе…

Немеркнущая красота –
в снежинках,
над искрами ягод рябиновых
Торжественно
бледнеет звездная даль
и солнце встает над руинами…

Взлетают вороны, кружатся над пепелищем
Какой ценой досталась мне эта мудрость!..
Видимо, чтоб стать светлее и чище
нам нужно пройти по горящим углям…

Упавшие в воду мосты
однажды исполнят неосуществимое…
Под пеплом опять прорастают цветы
И солнце встает над руинами…

Река времен
Мир огромен, ему всё равно
Болен ты, или устал,
Стал игрушкой в руках колдунов,
Пропустил тревожный сигнал.
Мир меняется постепенно,
Навсегда, и ладно, и пусть,
В прежний дом свой к прежней себе
И сама я уже не вернусь.

Едкий дым и горький паслён
Навсегда изменили всё.
Я бросаюсь в реку времён,
Пусть она меня унесёт

Всем течениям вопреки,
Разлучит с моим естеством.
Я вернусь из этой реки
Обновлённым другим существом.

Свой у каждой пылинки маршрут,
И начало у всех движений.
Грандиозные стройки идут
На местах больших разрушений.

Возвышаюсь, падая ниц,
Вижу всё, закрывая глаза.
Всё равно я люблю эту жизнь,
Её страшные чудеса.

Едкий дым и горький паслён
Навсегда изменили всё.
Я бросаюсь в реку времён,
Пусть она меня унесёт

Всем течениям вопреки,
Разлучит с моим естеством.
Я вернусь из этой реки
Обновлённым другим существом.

Моя ноша меня не убьёт,
Как бы ни была тяжела.
Всей душой я начну вот-вот
Верить в необходимость зла,

В то, что тёмной моей стороне
Благодарна я быть должна,
Вместе с нею ещё сильней
Моя светлая сторона.

Едкий дым и горький паслён
Навсегда изменили всё.
Я бросаюсь в реку времён,
Пусть она меня унесёт

Всем течениям вопреки,
Разлучит с моим естеством.
Я вернусь из этой реки
Обновлённым другим существом.

Коралловые небеса
Я не хочу бороться с прибоем,
глотая горько-соленые истины
Я хочу утонуть такою
как есть, со своими глупыми мыслями

И как только все исчезнет под водой, -
уходи и не оглядывайся назад…
Я стану одинокой морской звездой
В коралловых небесах…

Бушуют волны, гонимые ветром
Плывут во мгле темных туч караваны
Я погружаюсь в тотальную тщетность
С угасшей верой - на дно океана

И как только все исчезнет под водой, -
уходи и не оглядывайся назад…
Я стану одинокой морской звездой
В коралловых небесах…

Ты можешь только продлить эту муку,
обещая мне шанс на спасение
ты протягиваешь мне руку, -
а меня уносит течением…

И как только все исчезнет под водой, -
уходи и не оглядывайся назад…
Я стану одинокой морской звездой
в коралловых небесах…

Мечты
Прозрачной ночью, тёплой и хмельной
На звёзды глядя,
О чём мечтает брошенное мной
В помойку платье,

О чём грустит, да, да, не всё так просто
Но даже над помойкой светят звёзды.

Вчерашняя афиша на столбе
О чём мечтает,
Концерт прошедший мысленно себе ли
Представляет,

Была нужна, об этом не жалеет,
Ещё видна, потом её заклеят.

О чём мечтает тонущий в грязи
Листок кленовый –
На дерево, с которым был всю жизнь,
Вернуться снова.

Так весело сорваться и кружиться,
Но не исправить и не возвратиться.

Мы никогда не умрем
Время листает страницы военной хроники
Низкое небо – в огне
Тонет любовь в диссонансах тревожной симфонии
Мы теряем друг друга на этой войне

Пролетают дни в неистовом ритме
сердце стучит как больной метроном
и небо в огне, а ты говоришь мне,
что мы никогда не умрем…

А было бы славно сменить униформу на платье
из голубой органзы
И засыпать вместе, не разжимая объятья
под звуки дождя и далекой грозы

Жить, не считая потери
и по кирпичику строить свой дом
Плыть сквозь время и верить,
что мы никогда не умрем…

За лунной дорогой, в туманах далеких созвездий
нас ждет долгожданный покой
И чтоб ни случилось, теперь мы всегда будем вместе
Неважно: близко ли, далеко…

Ветра, разлуки, потери, -
бессильны, пока мы вдвоем
И я почти уже верю,
что мы никогда не умрем.